О верхнепалеолитических расах

Публикуем фрагмент из книги нашего Научного редактора, недавно вышедшей в издательстве УРСС.

Классификация верхнепалеолитических неоантропов производилась неоднократно. Главная проблема заключается, как обычно, в нехватке материалов. Лучшим образом описаны находки из Европы, сделанные в XIX и первой половине XX века (Бунак, 1959; Герасимов, 1955, 1964; Гохман, 1966; Алексеев, 1978; Saller, 1927; обзор классификаций, созданных до середины XX века см.: Гохман, 1966). Предлагались многочисленные варианты систематизации этих материалов, но, как отмечено В.В. Бунаком и И.И. Гохманом, выделявшиеся расы или варианты являются сугубо морфологическими, не привязанными к конкретным временным отрезкам и географическим регионам.
Череп из Гримальди (Грот Детей). Источник: http://wysinger.homestead.com/ grimaldi.html
Череп из Гримальди (Грот Детей).
Источник: http://wysinger.homestead.com/
grimaldi.html

Обобщая результаты вышеуказанных исследований, можно назвать следующие верхнепалеолитические европейские расы или морфологические типы, реальность которых наиболее вероятна.

1) Гримальдийская раса. Выделена по двум скелетам "негроидов" из Грота Детей. Характеризуется долихокранией, прогнатизмом лица, широким носом, экваториальными пропорциями конечностей. Валидность гримальдийской расы неоднократно подвергалась сомнению, поскольку, во-первых, указанные признаки встречаются и у других кроманьонцев, а во-вторых, такой "негроидный" признак как прогнатизм может быть следствием посмертной деформации черепов из Гримальди.

2) Кроманьонская раса. Выделена по двум сериям: а) три черепа Кро-Маньон; б) Кавильон, Барма-Гранде, Грот Детей (кроме "негроидов"). Мозговая коробка большая, длинная, широкая, низкая; лицо низкое, широкое, ортогнатное, орбиты низкие четырёхугольные, нос сильно выступает, верхняя челюсть низкая, среднеширокая; рост высокий.
Череп Cro-Magnon 1 (пещера Кро-Маньон). Фото: Daniel Ponsard / Musée de l'Homme Источник: http://www.savoirs.essonne.fr/
Череп Cro-Magnon 1 (пещера Кро-Маньон).
Фото: Daniel Ponsard / Musée de l'Homme
Источник: http://www.savoirs.essonne.fr/

3) Раса Барма-Гранде. Выделена по черепу Барма-Гранде V, который отличается очень высокой мозговой коробкой.

4) Шанселядская раса. Выделена по черепу из Шанселяда. Мозговая коробка высокая, свод черепа крышеобразный или лофокранный; лицо высокое, ортогнатное; орбиты высокие.

5) Оберкассельская раса, вероятно, промежуточная между шанселядской и брюннской. Выделена по мужскому черепу Оберкассель методом средних разниц только по указателям. Однако, при выделении оберкассельской расы мужской и женский черепа из Оберкасселя оказываются в разных расах, что, конечно, недопустимо (Szombathy, 1927).

6) Брюннская раса или тип Брно. В эту расу включались Брно I, Комб-Капелль и женщина из Оберкасселя. Мозговая коробка длиннее и выше, лоб наклоннее, надбровье больше, лицо выше, ýже и прогнатнее, чем у кроманьонской расы. Критерий выделения варианта опять сугубо морфологический, а не хронологический или территориальный.

6а) Брюнн-пржедмостская или "лёссовая" раса. Почти все неоантропы Центральной Европы, включая Комб-Капелль. Впрочем, различия кроманьонского и брюнн-пржедмостского типов идут только в направлении гипер- или гипоморфности, но не имеют расового уровня; по одной из версий, брюнн-пржедмостский тип – только вариант европеоидной кроманьонской расы (Дебец, 1936). Череп очень длинный, средней ширины, долихо- и гипсикранный, лицо относительно высокое, умеренно широкое, нос высокий и узкий.

7) Ориньякская раса. Выделена по черепу Комб-Капелль, который некоторые авторы включают в брюннскую, брюнн-пржедмостскую или кроманьонскую расы или даже определяют как протоэфиопа. Характеризуется значительной массивностью и широким носом при ортогнатизме.

8) Солютрейская раса – локальный вариант. Череп относительно короткий, широкий, высокий, брахикранный; лицо низкое, очень широкое, с широким и относительно низким носом.
Стоит отметить, что не все европейские находки укладываются в вышеприведённую схему; это можно сказать, например, о человеке с Маркиной Горы, имеющем явные экваториальные черты, но отличающемся от "негроидов" Гримальди.

Как уже говорилось выше, выделение ископаемых антропологических типов весьма условно и обосновывалось даже мнение, согласно которому все верхнепалеолитические черепа Европы представляют единую расу, однородную в той же мере, что и современные эскимосы или лондонцы XVII века (Morant, 1930). По мнению В.В. Бунака, верхнепалеолитическое население Европы может быть охарактеризовано как "смесь разновидностей одного полиморфного подвида, ещё не распавшегося на отдельные определённые расы" (Бунак, 1959); этот исследователь выдвинул теорию верхнепалеолитического краниологического полиморфизма, согласно которой верхнепалеолитические черепа имеют признаки разных современых рас, с преобладанием черт какой-либо одной, а верхнепалеолитические типы не соответствуют более поздним. Дополнительным подтверждением этой точки зрения служит тот факт, что неевропейские неоантропы даже конца эпохи верхнего палеолита не могут быть чётко диагностированы с применением современной расовой классификации и одновременно проявляют очевидное сходство с европейскими кроманьонцами. Относительно классификации и родственных отношений этих внеевропейских неоантропов можно сказать немногое.

На Ближнем Востоке редкие пре-натуфийские черепа отличаются от крайне многочисленных натуфийских, но между ними, по всей видимости, имеется прямая преемственность (Stock et al., 2005); одновременно пре-натуфийцы и натуфийцы отличаются от синхронного населения Европы (Arensburg et Bar-Yosef, 1973). Изменения от пре-натуфийцев к поздним натуфийцам заключаются в грацилизации черепа и посткраниального скелета при некотором увеличении длины и высоты черепа, но уменьшении его ширины, уменьшении размеров тела и полового диморфизма, а также в ослаблении асимметрии массивности тела (Hershkovitz et al., 1995; Peterson, 1997). Скелеты натуфийского времени имеют черты прото-европеоидов, иногда с некоторой "негроидной" примесью. Отмечалось их сходство с древнейшими кроманьонцами, например, с черепом из Комб-Капелль, на основе чего делались выводы о вероятных миграциях (Ferembach, 1979), хотя временной разрыв сравниваемых групп для таких заключений слишком велик. Раньше натуфийцы считались достаточно однородными (Arensburg, 1977), но новейшие исследования показали их разнообразие (Hershkovitz et al., 1995; Peterson, 1997), хотя и не очень значительное при сравнении синхронных групп (Bocquentin, 2003). Существеннее хронологические изменения: более ранние находки из Атлита, Шукбы и Эрк-эль-Ахмара массивнее поздних из Нахаль Орена, относимых к протосредиземноморскому типу (Палеолит Ближнего..., 1978, сс.95-96; Lahr et Arensburg, 1995). В целом, происходила грацилизация, а половой диморфизм ослабился. Впрочем, и среди поздних натуфийцев есть массивные индивиды (например, в Мугарет-эль-Ваде, Хайониме и Эйнане).

В целом, представляется достаточно вероятной преемственность населения от пре-натуфийцев до поздних натуфийцев (Arensburg, 1981; Ferembach, 1977; Stock et al., 2005). Натуфийцы отличаются от синхронных североафриканских групп типа Афалу и Тафоральт по целому ряду признаков: по ширине свода, развитию надбровья, размерам височной ямки, ширине лица и носа, размерам скуловой кости.

В Африке изученных и хорошо описанных находок слишком мало, чтобы можно было выделить более или менее достоверные кластеры. Для Южной Африки предлагалось выделение "боскопского" ("бушменского") и "австралоидного" типов, в первый из которых включались Фиш Хук, Боскоп, Бордер, Матжес Ривер и Спрингбок-Флетс, а во второй – Кейп-Флетс и Флорисбад (Рогинский и Левин, 1963; Galloway, 1937; Singer, 1958), однако современные датировки не позволяют объединять столь разновремённые находки. Среди восточноафриканских находок выделялись "бушменский тип" (Эльментейта A), "эфиопский тип" (Эльментейта FI и другие из того же местонахождения), "негроидный тип" (Накуру IX), более массивный, чем современный (Герасимов, 1955; Leakey et al., 1935).

Гораздо больше находок времени верхнего палеолита известно из Северной Африки, хотя хорошо описанные относятся всего к нескольким местонахождениям и двум основным культурам – иберомаврской и капсийской. Взаимоотношения разных групп Африки южнее Сахары, Сахары, Северной Африки и Нубии рассматривались как по частным признакам (Irish, 2000; Pinhasi et Semal, 2000), так и по целым комплексам. Очевидна большая гетерогенность древнего населения Северной Африки, особенно различаются синхронные группы иберомавра и Нубии (Irish, 2000), хотя в целом родство верхнепалеолитических групп Магреба, Сахары и долины Нила несомненно, как и их отличие от ближневосточных популяций (Dutour, 1995). Среди населения иберомаврской культуры Северной Африки с датировками от более чем 20 до 10 тыс.л.н. выделяются более массивный тип мехта-афалу и более грацильный мехтоидный тип (Chamla, 1978; Lubell, 2001). Предполагалось, что тип мехта возник на западе, так как количество скелетов, относящихся к нему, увеличивается в Северной Африке в направлении к Атлантическому океану (Briggs, 1955).

Верхнепалеолитические находки в Азии настолько единичны или фрагментарны, что говорить о какой-либо качественной их классификации не приходится. Лучшие обзоры азиатских материалов с расоведческих позиций составлены Н.Н. Чебоксаровым (Крюков и др., 1978; У Жу-кан и Чебоксаров, 1959; Чебоксаров, 1982).


Ф. Вейденрейх среди трёх черепов из Верхней Пещеры Чжоукоудянь выделил три расовых типа (Weidenreich, 1939), причём Чжоукоудянь 101 был описан как близкий к монголоидам с айноидными чертами, Чжоукоудянь 102 сближался с меланезийцами, а Чжоукоудянь 103 – с эскимосами. Такая дифференциация не раз основательно критиковалась (например: Крюков и др., 1978; Чебоксаров, 1982).

Верхнепалеолитические черепа из Китая, Юго-Восточной Азии и Индонезии обычно не обнаруживают монголоидности, но сближаются с восточными экваториалами и чаще определяются как "прото-австралоиды" или "австрало-меланезийский тип" (Мох Хиеу, Конмонг, Гуа Гунун Рунтух, Лемдубу Кэйв, Ниа, Табон), хотя есть и более или менее выраженные монголоидные находки (Далунтан, Чжалайнор, Чуандун, Ханг Чо), и не все антропологи согласны с определением указанных выше черепов как "австрало-меланезийских" (например: Oxenham et Tayles, 2006). Многие находки – Минатогава I, Дуньдяньянь, Дейедун, Сучафеншан, Ханг Гон - Дау Гиай, Ханг Муои – никак не могут быть описаны с использованием современной расовой классификации и сочетают в себе черты как южных монголоидов, так и австралоидов, айнов, носителей культуры ёмон (или дзёмон), архаичных индейцев и других групп.

Относительно родственных связей первых обитателей Америки существуют две основные точки зрения. Классическая версия состоит в том, что количество древних миграций через Берингов пролив было весьма ограничено – от двух до трёх. Потомки первой стали современными индейцами, вторая (самостоятельность которой поддерживается не всеми исследователями) дала народы языковой группы на-дене, третья, позднейшая, эскимосо-алеутская, затронула только север Аляски, Канады и Гренландию (например: Алексеев, 1974а; Рогинский и Левин, 1963; Хрисанфова и Перевозчиков, 2004). Мысль, что заселение Америки произошло некими генерализованными популяциями ранее сложения в Азии типичного монголоидного комплекса признаков, была выдвинута уже давно и находит подтверждения в новейших исследованиях (например: Neves et Pucciarelli, 1998). Специфические черты строения черепа и лица современных индейцев могли сложиться вследствие длительного генетического дрейфа и, по мнению многих антропологов, нет оснований противопоставлять палеоиндейцев индейцам (Powell et Neves, 1999).

Согласно другой гипотезе, предкам современных индейцев предшествовала более древняя волна миграции палеоиндейцев, не родственная ни им, ни монголоидам, но имеющая корни в южно-тихоокеанских расах. Предполагается, что палеоиндейцы или палеоамериканцы мигрировали в Америку около 15 тыс.л.н. через побережье Тихого Океана, а предки подавляющего большинства современных индейцев – америнды – около 10 тыс.л.н. через глубинные районы Берингии. Первые отличались длинной и узкой мозговой коробкой, мощным прогнатным лицом, а также сундадонтией. Вторые имели массивный череп, более округлый и крупный, чем у палеоамериканцев, более широкое, короткое и ортогнатное лицо, синодонтные зубы. Выдвинуто мнение, что первый набор признаков более адаптирован к охоте и собирательству, а второй – к холодному климату (Pucciarelli, 2004). Одни исследователи сближают палеоиндейцев с айнами, людьми культуры дзёмон и полинезийцами (например: Brace et al., 2001), другие – с африканскими негроидами и австрало-меланезоидами (например: Neves et Pucciarelli, 1991; Neves et Hubbe, 2005; Powell et al., 1999). Иногда даже производится разделение между северо- и южноамериканскими палеоиндейцами: первые оказываются между современными южно-тихоокеанскими и европейскими популяциями, вторые сближаются с современными группами юга Тихого Океана и Африки, причём доказывается отличие и тех и других от современных монголоидов северо-восточной Азии и индейцев (Neves et Pucciarelli, 1991; Powell et Neves, 1999; Neves et al., 1999b, 1999d). Согласно этой версии, предки подавляющего большинства современных индейцев заселились в Америку уже в голоцене, гораздо позже первой волны миграции, от которой, вероятно, остались лишь небольшие группы, изолированные в труднодоступных местах вроде южной Калифорнии (Gonzalez, 2001; Gonzalez-Jose et al., 2003; Dillehay, 2003) или южного Чили (Neves et al., 1999c). Более или менее древние американские находки с этой позиции разделяются на два кластера (Steele et Powell, 1992, 1994; Wormington, 1957): первый, несхожий с современными индейцами, но близкий к экваториалам, характеризующийся узким и длинным черепом, низким прогнатным лицом, относительно низкими и широкими глазницами и носом (Браунс (Browns), Буль (Buhl) и Спирит Кэйв (Spirit Cave) в США, Капелинья (Capelinha) и Лагоа-Санта (Lagoa Santa) в Бразилии) или даже подобный европеоидам (Кенневик (Kennewick) в США) и второй, родственный современным коренным жителям Америки, отличающийся коротким и широким черепом, высоким, широким, ортогнатным лицом, относительно высокими и узкими глазницами и носом (Визард'с Бич (Wizard's Beach), Хорн Шелтер (Horn Shelter) и Шарбауер (Scharbaur или Midland) в США). Теоретически первая группа должна быть древнее, но на практике это правило не выдерживается. Основной проблемой на пути установления истины является низкий уровень расоведческих исследований в США и Западной Европе, а также отсутствие в публикациях американских находок конкретных краниологических измерений, что не даёт возможности провести самостоятельную проверку гипотез. Несколько расходятся у разных авторов оценки морфологических комплексов палеоиндейцев и америндов, например, можно обратить внимание на разные описания соотношений высоты лица, как это видно из приведённого выше краткого обзора мнений. Косвенным доказательством неоднократных миграций в Америку является неоднородность древнейших культур этой части света, несводимых одна к другой (Fiedel, 2000).

Для древнейшего населения в Австралии предполагалось существование как минимум двух различных групп: массивной, включающей Талгай, Коу Свэмп и Кохуну, и грацильной, объединяющей Мунго 1, Мунго 3 и Кейлор (Thorne, 1976, 1984; Thorne et Wilson, 1977). Некоторые антропологи даже предполагали происхождение массивной группы из эндемичных яванских Homo erectus, а грацильной – от позднейших мигрантов из Восточной Азии (например: Larnach et Macintosh, 1974; Thorne et Wolpoff, 1981). В умеренном варианте допускается лишь примесь гоминид типа Нгандонга в составе ранних австралийских людей типа Коу Свэмп (Алексеев, 1974б). Проведение прямых линий от питекантропов к современным австралийским аборигенам выглядит как новейшее дополнение к полицентризму Ф. Вейденрейха и на современном уровне науки не может быть воспринято всерьёз, хотя критиковалось вполне серьёзно (Bräuer, 1989; Groves, 1989; Brown, 1992; Westaway, 2003). К тому же, такие находки как Кубул Крик (Coobool Creek), Моссгилл (Mossgiel) и Лэйк Нитчи (Lake Nitchie) оказываются промежуточными между "массивной" и "грацильной" группами. Достоверность выделения двух указанных вариантов вызывает обоснованные сомнения (Brown, 1987, 1995; Habgood, 1986; Pardoe, 1991; Rayner et al., 2006).

Общепринятой является точка зрения, согласно которой австралийские аборигены являются потомками одной однородной группы (Howells, 1937; Macintosh, 1963; Abbie, 1968 и др.). Однако, неоднократно выдвигались и гипотезы о происхождении австралийских аборигенов от нескольких различных групп (Lesson, 1880; Fenner, 1939; Freedman et Lofgren, 1979; Webb, 1989). Например, предполагалось, что существовало две исходные группы – "австралоидная" и "тасманоидная", к которой, в частности, был причислен череп из Кейлора (Wunderly, 1943); эта концепция была подвергнута критике сразу после опубликования (Wood-Jones, 1944; Zeuner, 1944). Гораздо более разработана так называемая тригибридная теория происхождения австралийцев, предполагающая три волны заселения (Birdsell, 1941, 1949, 1967; Birdsell et Boyd, 1940; Tindale, 1953; Tindale et Birdsell, 1941-3; Tindale et George, 1971; Tindale et Lindsay, 1963; Windschuttle et Gillin, 2002). Первая относится ко времени более 40 тыс.л.н., когда произошла миграция людей меланезийского типа – тёмнокожих, курчавоволосых, низкорослых. Реликтами этого переселения являются тасманийцы и негритоподобные барринес северного Квинсленда. Вторая миграция совершилась около 20 тыс.л.н. Её участники, близкие к айнам, вытеснили первую волну и частично смешались с ней, а в настоящее время их потомки, названные мюррейцами, наиболее массивные, сравнительно светлокожие, прямоволосые, узко- и прямоносые, с усиленным третичным волосяным покровом, заселяют южную, западную Австралию и восточное побережье. Третье переселение состоялось 15 тыс.л.н. Его потомки – карпентарийцы, тёмнокожие, волнистоволосые, высокорослые, со средним развитием волос на лице и теле, заселили северную и центральную Австралию. Тригибридная теория подвергалась критике и непопулярна в современной зарубежной антропологии, но убедительно опровергнута не была и остаётся одной из самых серьёзных разработок расовой истории.

http://antropogenez.ru/article/255/2/

Дробышевский С.В.